Вы здесь
Чжанхуа – город-спутник тайваньской истории История Тайваня 

Чжанхуа – город-спутник тайваньской истории

Город Чжанхуа расположен в северо-восточной части уезда Чжанхуа. К северо-востоку от города начинается уезд Тайчжун, столица которого отняла у уезда Чжанхуа славу самого крупного и процветающего города центральной части Тайваня. Чжанхуа сегодня занимает площадь в 65,69 кв км, на которых, в общей сложности проживает 230 000 человек. Таким образом, это второй крупнейший город центральной части Тайваня, после, конечно, Тайчжуна.

Дешевые авибилеты

Несмотря на то, что Чжанхуа считается одним из центральных уездов острова, расположен он неподалёку от западного его побережья. Когда-то он считался сердцем тайваньского Запада, однако славу эту у Чжанхуа давно отобрал один из крупнейших городов современного Тайваня — Тайчжун, заставив Чжанхуа плестись позади. Но жители Чжанхуа не в обиде. Ведь их город во многих отношениях лучше и удобней для проживания, чем его более крупные соседи. Тем более, что с Тайчжуном Чжанхуа соединяет аж три скоростные магистрали. По любой из них до мегаполиса можно добраться всего за полчаса.

Но, несмотря на то, что тайваньцы презрительно называют Чжанхуа захолустным городом, здесь есть на что посмотреть. В городе сохранилось несколько замечательных исторических памятников… Но самое удивительное – это бурное, даже мятежное прошлое Чжанхуа – слишком, на первый взгляд, бурное, для такого маленького, тихого и мирного городка.

* * *

История Чжанхуа насчитывает уже 282 года. Это значит, что город начал своё существование во времена правления островом Чжэн Чэн-гуном, более известным под именем Коксинга. Благодаря своей близости к побережью Тайваньского пролива, Чжанхуа считался отличным местом для поселения. Вот что говорится в исторических хрониках Чжанхуа: «Лю Го-сюань, генерал Чжэн Чэн-гуна, разбил здесь поля. Постепенно это место стало важным перевалочным пунктом для торговцев и путешественников, движущихся с севера на юг». А в 1723 году, когда на китайском троне восседал цинский император Юнчжэн, в Чжанхуа переехало правительство центрального тайваньского уезда Чжоло. Таким образом, Чжанхуа превратился в главный сельскохозяйственный центр центрального Тайваня.

* * *

Но всему хорошему рано или поздно приходит конец. Во времена правления цинского императора Гуансюя, тогдашний – и, кстати, самый известный тайваньский губернатор Лю Мин-чуань решил, что порт Чжанхуа – Луган – слишком мелок и засорён илом, и постепенно этот порт использовать перестали. Лю решил перенести столицу тогдашнего уезда Чжоло в Тайчжун, заложив тем самым основы для дальнейшего его процветания. Ну, а город Чжанхуа, который в большой степени зависел от торговли через порт Луган, утратил свою значимость и привлекательность для купеческого люда. Такая расстановка сил сохранилась и во времена японской оккупации: Тайчжун продолжал расти, в то время как Чжанхуа постепенно превращался в провинциальный и даже в какой-то степени захолустный городок.

Сказ о славном граде Чжанхуа, что в центре острова Тайваня

В 1945 году, после поражения Японии во Второй мировой войне, город Чжанхуа попал под прямой контроль провинциального правительства Тайваня. Но, не успели жители Чжанхуа обрадоваться, что и на их улице будет праздник, и что теперь Чжанхуа ни в чём не будет уступать звездным городам Тайваня, как стало очевидно, что землицы в городе для бурного его развития явно маловато. Через пять лет Чжанхуа выпал из-под прямого контроля провинциального правительства и был передан правительству уездному. С тех пор Чжанхуа – это один из многих типичных тайваньских городов.

Мэр Чжанхуа Вэнь Го-мин жалуется, что Чжанхуа получает из бюджета всего 10 миллиардов НТД в год, намного меньше, чем город Цзяи, хотя население Чжанхуа уступает населению Цзяи всего на 30 000 тыс. чел. Это, по мнению мэра, сильно затрудняет развитие города. Несмотря на то, что городское правительство, кажется, уже смирилось со статусом Чжанхуа, как заштатного городка, мэр всё же тешит себя надеждой, что центральное правительство обратит, наконец, внимание на Чжанхуа и найдет способ вернуть ему былую славу.

Мэр говорит, что в Чжанхуа удивительным образом сочетаются классика и модерн. В городе имеется 11 охраняемых государством исторических памятников, свидетелей его богатой событиями историей. «Стараясь идти в ногу со временем, мы ищем новые пути для интеграции этой истории в современность», — говорит Вэнь Го-мин. Так, по инициативе мэра, в Чжанхуа был создан музей истории и культуры, а также центр изучения народного искусства.

Самое обидное, что поле деятельности городского правительства ограничивается такими объективными обстоятельствами, как особое географическое расположение Чжанхуа. На западе город упирается в гору Багуашань, или гору Восьми триграмм. К тому же через город проходит железная дорога, что также ограничивает возможности городского развития.

В прежние времена, когда развитие городов зависело от транспортного сообщения, железная дорога была скорей благом, нежели неудобством. Но не для Чжанхуа, с его географическим расположением, при котором часть города к востоку от железной дороги – это оживлённые коммерческие и жилые кварталы, а часть к востоку от неё – полусельская местность, где и построить-то ничего нельзя, так как прямо над нею проходит трансостровной хайвэй – скоростная магистраль имени Сунь Ят-сена.

Плотность населения Чжанхуа довольно небольшая, и, казалось бы, особой нужды в застройке западной части города нет. Но правительство города изо всех сил – хоть пока безуспешно – пытается разработать план будущего городского развития. Каждый раз на пути их благих намерений оказываются какие-то препоны. И город с долгой, по тайваньским меркам, историей, вынужден плестись в хвосте за Тайчжуном. А ведь ему есть о чём вспомнить!

* * *

В старину Чжанхуа был очень популярным местом, в первую очередь, благодаря своему железнодорожному вокзалу. Здесь любили делать остановки путешественники, ехавшие с севера на юг и обратно. Здание вокзала производило на проезжих большое впечатление и было гордостью города Чжанхуа.

Вокзал Чжанхуа был местом, через которое шёл путь с побережья в горы – только отсюда и можно было попасть, скажем, в горы Наньтоу. Во времена безраздельного господства поездов, путь из Тайбэя до Гаосюна по железной дороге занимал 10 часов, и Чжанхуа был перевалочным пунктом, на котором происходила смена экипажа поезда. Более того, Чжанхуа был центром пересечения железнодорожных путей: куда бы ни направлялся путешественник, вероятность того, что рано или поздно он окажется в Чжанхуа, была очень высока.

Люди приезжали в Чжанхуа толпами. Через город проходило огромное множество поездов, на которых можно было попасть практически в любую часть острова. К тому же последний поезд покидал Чжанхуа в 3 часа утра, что для Тайваня было очень необычно. Кстати, вокзал Чжанхуа работал круглосуточно: даже когда на Тайване действовал комендантский час, он не закрывался. Таким образом, Чжанхуа был единственным на Тайване городом, который никогда не засыпал. А здание его «неспящего вокзала», которое называлось «депо в форме веера», было недавно признано уездным правительством официальным историческим памятником.

Чжанхуа – город-спутник тайваньской истории

После того как в 1978 году Управление железных дорог перешло на электропоезда, паровые двигатели постепенно начали отмирать. Депо для паровозов тоже стали не нужны. В результате, в Чжанхуа осталось только одно такое депо.

Директор вокзала Чжанхуа Чэнь Дэ-ань проработал в управлении железных дорог, ни много ни мало, 17 лет. Он рассказывает, что «депо в форме веера» названо так благодаря тому, что железнодорожные пути, начинавшиеся в одной точке, расходились, подобно вееру, в разные стороны. Всего в депо вело 12 путей, на каждом из которых останавливался один локомотив. Когда локомотивы приезжали в депо, там производилась их проверка, и, по необходимости, профилактика и ремонт.

Депо Чжанхуа было построено в 1923 году, то есть при японцах. Сегодня оно выглядит не лучшим образом: деревянные оконные решётки потускнели и пообносились, оконные стёкла, кажется, готовы вылететь из окон в любой момент, а крыша полна дыр – правда, когда-то дыры были не дырами, а отверстиями, через которые выходили наружу дым и пар, извергающиеся паровозами.

Первоначально депо хотели снести и построить на его месте новое. Однако уездное правительство выступило против этого плана. По мнению правительства, если здание снести, то будущие поколения утратят значительную часть истории их города. Поэтому депо было решено «назначить» историческим памятником, а в скором времени оборудовать там железнодорожный музей.

* * *

В Чжанхуа можно найти немало очень интересных и даже по-своему уникальных достопримечательностей. К примеру, храм Конфуция Чжанхуа, построенный в традиционном стиле – является гордым носителем звания исторического памятника 1-й категории. А даосский монастырь Юаньцин и вовсе является единственным на Тайване монастырём такого рода. За южными воротами города находится храм Мацзу, построенный почему-то в псевдогреческом стиле.

Многие тайваньцы приезжают в Чжанхуа ради его знаменитых закусок, которые получили даже в народе название «три сокровища Чжанхуа». Это мясные паровые пирожки Чжанхуа, тушёная свинина с рисом и лапша «кошки-мышки».

Самая известная закуска Чжанхуа — это жоуюань, или Мясные шарики. Нет, это не котлеты и не пельмени, а нечто среднее между ними, и, одновременно, нечто совершенно особенное. По своему принципу жоуюань, действительно, немного напоминают пельмени. Грубо говоря, это фарш, завёрнутый в тесто. Но тесто это – прозрачное и скользкое, по консистенции напоминающее крутой кисель, хотя и изготовлено оно, как говорят, из пшеничной муки, а вовсе не из крахмала. Один жоуюань представляет собой целую порцию, которой вполне можно наесться; теста в нём несколько больше, чем мяса. Способ приготовления жоуюань тоже довольно оригинальный: они варятся на медленном огне в растительном масле. Перед подачей на стол, в тесте делаются разрезы, чтобы масло вытекло наружу, а сверху жоуюань щедро поливаются жидким сладковатым коричневым соусом. Жоуюань пользуются в Чжанхуа такой популярностью, что за ними выстраиваются огромные очереди. В забегаловках не находится достаточного места для всех желающих отведать этот местный деликатес, и многие уносят порции жоуюань с собой в целлофановых пакетиках. Сразу скажу, что, на мой вкус, деликатес этот – на любителя, но, на вкус тайваньцев, – это, судя по всему, настоящее лакомство. Некоторые граждане, недооценившие свой аппетит, выстаивали очередь по второму разу, чтобы подойти за добавкой.

* * *

Город Чжанхуа может похвастаться довольно долгой историей. Городу уже 282 года, что по тайваньским меркам совсем не мало – учитывая хотя бы то, что Тайбэю лет всего 120. Во времена цинской династии город принадлежал уезду Чжоло и назывался Баньсянь, по китайской транскрипции названия одного из местных аборигенных племён. Позднее город был переименован в Чжанхуа. Говорят, что название Чжанхуа произошло от выражения «Чжан сянь хуан хуа», что в переводе с китайского означает «показывать императору свою лояльность». Впрочем, исторические документы опровергают эту симпатичную версию. Как утверждает историк Кан Юань, в реальности дело было так: город Чжанхуа был основан в 1723 году, или в первый год правления маньчжурского императора Юнчжэна. Спустя три года, в городе был построен храм Конфуция, внутри которого была вывешена табличка с надписью: 設學立教,以彰雅化 (Шэ сюэ ли цзяо, и чжан я хуа), что можно перевести следующим образом: «установить науки и распространять обучение, с помощью ясности совершенствоваться». Из второй части этой надписи – и чжан я хуа и появилось название Чжанхуа. А предыдущая версия (о лояльности императору), по мнению историка, появилась во времена, когда Тайвань был колонией Японии, то есть японские власти сочинили эту версию для укрепления престижа японского императора.

Говорят также, что жители Чжанхуа отличались столь мятежным нравом и так упорно противостояли японским колонизаторам, что японцы, обсуждая проблемы, связанные с покорением Тайваня, первым делом вспоминали о городе-смутьян (Эхуа-ши). И речь в данном случае шла именно о городе Чжанхуа. В результате, городу уделялось особое внимание местных властей, которые называли его «исключительно трудным для управления».

Чжанхуа – город-спутник тайваньской истории

Тайваньский историк, писатель и бывший куратор музея памяти Лай Хэ – Кан Юань рассказывает, что в 1895 году, когда маньчжурское правительство предоставило Тайвань в распоряжение Японии, жители города подняли мятеж. Три дня и три ночи продолжалась битва в горах Багуашань. Во время этой битвы воины Чжанхуа потерпели большие потери, однако им удалось застрелить японского принца Йошихиса. На месте гибели принца японцы установили склеп с его именем. Но кто-то из местных потихоньку стёр с таблички слово «принц». Японские власти были в бешенстве. Они пытались найти преступника повсюду, но поиски не увенчались успехом. Надо сказать, что в атмосфере тотального страха и террора подобный шаг был необычайно смелым и даже в какой-то степени геройским.

«Отец тайваньской литературы» Лай Хэ написал стихотворение, посвящённое этой битве:
Черные флаги развеваются на ветру в горах Багуашань,
битва дошла только до одного предела.
Останутся люди, которые будут помнить об этом,
и рассказывать молодым славные истории погибших воинов.

Во времена правления на острове партии Гоминьдан, на горе Багуашань, к которой прилегает город своей западной частью, был разбит парк памяти погибших в той жестокой битве воинов. К сожалению, в наши дни история эта постепенно стирается из памяти, а ведь события тех лет как нельзя лучше иллюстрируют непокорный и бунтарский дух жителей Чжанхуа.

* * *

Чжанхуа является родиной самого знаменитого тайваньского писателя Лай Хэ, которого называют «отцом тайваньской литературы» и сравнивают с Лу Синем и Горьким. Лай Хэ родился во времена китайско-японской войны, получил классическое китайское образование и даже носил традиционную китайскую косичку. По свидетельствам современников, Лай Хэ был убеждён, что мужчина без косички не может считаться настоящим мужчиной. Из-за этого он поначалу отказывался ходить в японскую школу, но, когда игнорировать школу далее стало невозможно, ему пришлось расстаться с косичкой и начать изучать японский язык. В возрасте 16 лет Лай Хэ поступает в Тайбэйскую медицинскую школу, и в 1916 году он начинает в Чжанхуа собственную практику. Через 2 года он едет работать в Сямэнь, в материковый Китай, где становится свидетелем огромного влияния, оказанного на общество литературным движением 4 мая. На следующий год он возвращается на Тайвань, где начинает работу по продвижению тайваньской литературы. В своих про зведениях он пишет о коррупции и деградации, о нелепых унизительных традициях, об унижениях простого народа и обречённой на поражение борьбе бедных за собственное существование. Сегодня в Чжанхуа открыт музей Лай Хэ, в котором можно более подробно ознакомиться с его творческой биографией.

* * *

Но всё же, большинство туристов, которые приезжают в этот город, идут первым делом не в музей Лай Хэ, а на гору Багуашань, или Гору восьми триграмм. С этой горой связано огромное количество легенд и историй. Именно здесь разворачивались восстания местных жителей сначала против маньчжуров, а затем и против японцев; позднее здесь расположилась военная база… в общем, эта гора, высотой в 400 метров над уровнем моря, является ландшафтной доминантой и главным символом Чжанхуа.

Издавна гора Багуашань была важным стратегическим объектом. Если верить историческим хроникам, первоначальное её название – «Гора наблюдения за сражениями». Название говорит само за себя. Однако и более позднее её название – Багуашань, или гора Восьми триграмм, тоже взято не с потолка. Дело в том, что, если смотреть на неё сверху, гора имеет форму восьмиугольника.

Впрочем, историк Кан Юань и с этим не согласен. По его версии, гора получила название благодаря Обществу Восьми триграмм, в которое входили мятежники против цинского режима. Гора вообще была хороша для укрытия мятежников и революционеров, которые пользовались этим и при цинах, и при японцах.

А сегодня гора Багуашань является пристанищем огромного железобетонного Будды, который вот уже около полувека взирает с высоты на суетную жизнь провинциального города, и словно венчает его своей фигурой. Его построили в 1962 году, с целью способствовать развитию туризма в Чжанхуа. Высота Будды достигает 22 метров, а весит он более 300 тонн. Много десятилетий это был самый большой Будда во всей Юго-Восточной Азии. В Будду можно зайти – в нём шесть этажей, и из последнего этажа, который расположен в голове Будды, можно полюбоваться видом на Чжанхуа, причем в роли окон выступают глаза и уши Шакьямуни.

Так как гора Багуашань расположена в центре города, Будду можно лицезреть практически из любой его точки, если, конечно, дома не мешают. Тайваньцы уже хорошо усвоили – если впереди замаячила жёлтая крыша Гранд-отеля, значит, близко Тайбэй, а если голова Будды Шакьямуни – вы приближаетесь к Чжанхуа. Тайбэй сменил свой ориентир – теперь вместо гранд-отеля это небоскрёб Тайбэй-101. И только Будда Шакьямуни по-прежнему остаётся неизменным признаком близости Чжанхуа, как это было на протяжение последних пяти десятилетий.

Автор: Валентин Лю

Рейтинг: 5.0 (2 проголосовавших)
Sending


51975

Похожие публикации