Вы здесь
«Государство народного правления Тайвань» – первая республика в Азии История Тайваня 

«Государство народного правления Тайвань» – первая республика в Азии

Тема республики Тайвань пока еще малоизвестна не только широкой публике, но и российским китаеведам. В ответ на вопрос, когда и где возникла самая первая республика в Азии, чаще всего можно услышать, что это была Китайская республика, основанная 1 января 1912 г. На самом деле, первая республика в Азии возникла 110 лет назад, в мае 1895 г., на острове Тайвань. Эта сравнительно круглая дата и послужила поводом для моего очерка, который состоит из двух частей: условия, которые привели к возникновению республики Тайвань, и ключевые моменты ее существования. Так как более глубокий анализ и оценки данной темы пока остаются делом будущего, приводимый ниже краткий очерк носит чисто информативный характер. После начала китайско-японской войны 1 августа 1894 г., мало кто верил, что Япония победит Китай. Многие даже предсказывали легкую победу более многочисленной китайской армии. Тем большим шоком для всех китайцев, особенно для жителей Тайваня, стало то, что японцы, которых они привыкли именовать “карликами”, выиграли войну, а весной 1895 г. навязали Китаю унизительный мир. Еще большим шоком стало известие о том, что, хотя все военные действия шли на севере, Япония потребовала от Китая уступки Тайваня. К 1895 г. Тайвань уже не был необжитой окраиной, как в начале правления Цин. Местное, в основном китайское население приблизилось к 3 миллионам человек. Остров был значительно китаизирован, а в 1885 г. стал провинцией Китая. К концу 19 в., в правление губернатора Лю Мин-чуаня, Тайвань вступил в пору модернизации. Тем не менее, под нажимом Японии, Пекин решился на уступку Тайваня, надеясь сохранить полуостров Ляонин, как ворота в Маньчжурию, родину правителей династии Цин.

Сдача Тайваня вызвала резкий протест местных жителей, не желавших уступать родной остров и готовых защищать его от японцев. В ходе сопротивления они создали на Тайване первую республику в Азии, существование которой, правда, было очень недолгим. Новость о сдаче Тайваня вызвала стихийное народное возмущение по всему острову. В обществе появились негодующие петиции и декларации, а в городах и селах возникали массовые митинги протеста. Вскоре у тайваньцев появились и свои лидеры из числа знати и интеллигенции. При всей слабости организации, жесткие позиции лидеров делали движение сопротивления мощной общественной силой.

После подписания 17 апреля Симоносекского договора, на острове были предприняты серьезные попытки, придать сопротивлению более организованные формы. Уже на следующий день, 18 апреля, группа местных интеллигентов составила петицию протеста. Эта петиция была передана в Пекин губернатором Тан Цзин-суном, в виде доклада следующего содержания: Уступка территории, во имя мира, потрясла всех жителей Тайваня.

Когда дошла тревожная весть (о войне), жители Тайваня щедро вносили деньги и припасы, тем самым, оправдав великую милость и благоволение, неизменно получаемые от всех императорских предков. «Теперь нашему императору пора использовать преданность и моральный дух (жителей Тайваня), которые взращивались более двухсот лет. Зачем же отказываться от них в такой момент?! Почему бы нам ни дать еще одно сражение?! Мы, подданные своей родины, хотим только жить или умереть в ее пределах. Мы хотим защищать ее, до самой смерти, вместе с губернатором и чиновниками Вашего Величества. Если же война не приведет к победе, дождитесь пока мы, верноподданные, погибнем, прежде чем вести новые переговоры об уступке территории. Ваше Величество сможет тогда достойно предстать перед предками наверху и перед народом внизу». Петиция претендовала на изъявление воли «всего народа и ученого люда Тайваня» и, видимо, отражала чувства большинства жителей острова по поводу Симоносекского договора. Сходная петиция была послана императору Гуансюй группой тайваньцев, прибывших в Пекин для сдачи государственных экзаменов на степень “цзюйжень”. Авторы петиции подчеркивали верность и храбрость жителей Тайваня, готовых скорее умереть ради защиты острова, чем покориться японцам или выехать в материковый Китай. По всему Тайваню гуляла прокламация с призывом к сплочению для борьбы с японцами. «Да будет убит каждый, кто симпатизирует этим карликам», – говорилось в прокламации. 19 апреля Пекин официально направил губернатору Тан Цзин-суну телеграмму с известием об уступке Тайваня. Телеграмма объясняла причины сдачи острова и уведомляла, что остров должен быть передан Японии в течение двух месяцев. В ней говорилось, что жителям Тайваня, желающим выехать в Китай, можно переезжать в течение 2 лет, по условиям договора. А оставшиеся на острове станут японскими подданными и будут вынуждены признать новые власти. Телеграмма предписывала губернатору уведомить население об ее содержании и принять все меры предосторожности на время передачи острова.

Лидеры ученого сословия, желавшие сохранить Тайвань хотя бы под номинальной властью Цин, восприняли телеграмму из Пекина как оскорбление, и ждали ее отмены самим императором. Их петиции протеста заполонили управу губернатора. Волна общественных симпатий поднялась и в материковом Китае. Ответом на поражение и позорные условия мирного договора стали письменные протесты в Пекин из всех уголков Китая. Но после ратификации договора, когда стало ясно, что Япония вынуждена отказаться от аннексии Ляонина, волна протестов в Китае резко спала, хотя на самом Тайване напряжение сохранялось. Местные жители продолжали выступать против передачи острова Японии, и все более открыто критиковали приказы из Пекина. Цю Фэн-цзя, наиболее авторитетный лидер ученой элиты Тайваня, провел массовые митинги в уездах Синьчжу и Чжанхуа, где огласил воззвания, придавшие движению ощущение единства и решимости. Отрывки этих воззваний вошли в известную «петицию, написанную кровью», процитированную губернатором в докладе императору, от 28 апреля. В прямых и сильных тонах петиция призывала Пекин аннулировать условия сдачи Тайваня, как и весь договор. Авторы указывали на разочарование покинутых троном подданных и предостерегали, что династия утратит доверие своих подданных, а затем и контроль над всей империей, если Тайвань и его жители будут брошены на произвол судьбы.

Интересно, что, приводя резоны для аннулирования пунктов Симоносекского договора о сдаче Тайваня, авторы петиции ссылались на нормы международного права, по которым уступка странами той или иной территории допустима только с согласия ее жителей, полученного путем всеобщего референдума. Идея плебисцита была абсолютно нова для тайваньцев. Ссылки на нее позволяют думать, что Цю Фэн-цзя и его сторонники имели тесные контакты с Тан Цзин-суном, который сам лишь недавно узнал об этой западной практике от Чжан Чжи-туна, губернатора Нанкина. А Чжан узнал о легитимном плебисците от китайского посла в России, находившегося тогда в Париже. В поисках внешних союзников, в конце апреля Тан устроил в тайбэйском пригороде Даньшуй встречу между британским консулом Хопкинсом и группой видных интеллигентов из северной и центральной части Тайваня. При поддержке Тана, они предложили план передачи в концессию Англии всех доходов от таможенных пошлин острова, а также контроль над добычей угля, золота, чая, камфары и серы, в обмен на британскую помощь в обороне против японцев.

Помимо ученого и простого люда, идея сопротивления была подхвачена и бунтарскими элементами острова. В середине апреля местные бандиты, заодно с зачинщиками беспорядков из числа бездействующих солдат, воспользовались хаосом и установили анархию. Они запретили вывозить с острова казенные и частные средства и ценности, планируя конфисковать эти средства на нужды сопротивления. Под этим благовидным предлогом, толпа разграбила налоговые и соляные управы в Чжанхуа, Илань и в других уездах, а также временно прекратила сбор налогов в главном порту Тайбэя. Тан Цзин-сун, добивавшийся статуса народного лидера и правителя, был вынужден мириться с прикрытым патриотическими лозунгами самоуправством толпы. Как губернатор, он побуждал сборщиков налогов и соляных податей к продолжению сборов любой ценой. В то же время, Тан прилагал минимум усилий для восстановления порядка. Губернатор Нанкина Чжан Чжи-тун советовал Тану настойчиво сообщать в докладах трону о местных невзгодах и буйствах толпы, чтобы привлечь внимание и сочувствие западных держав. Со своей стороны, Тан добивался иностранной помощи, посвящая местных иностранных купцов и консулов в мрачные перспективы переворота и повсеместного насилия на Тайване. Тан намекал, что для защиты общины и инвестиций иностранцев на Тайване нужны иностранные военные силы.

К этому моменту в устье реки Даньшуй уже стояли на якоре пять военных кораблей, по два от Англии и Германии, и еще один из Франции. Более того, под влиянием своего советника Чень Цзи-туна, Тан Цзин-сун выразил готовность сдать Тайвань в аренду, либо заложить его недра, чтобы «купить» вмешательство западных держав на стороне Китая. Поскольку Англия и Франция казались наиболее склонными к принятию подобной сделки, Тан и Чень попытались заключить с этими странами тайные соглашения о помощи, под фактический залог острова. Даже после ратификации Симоносекского договора, 8 мая 1895 года, они не прекращали добиваться иностранной помощи Тайваню. Не договорившись с Англией и Францией, они попытались привлечь Германию и Россию. А в середине мая так же безуспешно делали ставку на США и Испанию.

После ратификации мирного договора, ситуация на Тайване еще больше ухудшилась. Беспорядки усиливались, а все больше чиновников и богачей выезжали в материковый Китай. Губернатор Тан Цзин-сун решил остаться на острове и вести переговоры с европейцами уже в роли народного правителя. Но этому мешал его мощный соперник, в лице Цю Фэн-цзя. 16 мая между Таном и Цю произошло открытое столкновение. Цю и группа ученых лиц из центрального Тайваня явились в губернскую управу и потребовали от Тана превратить остров в независимое государство. Тан отказался стать главой этого государства. Но Цю и его помощники опубликовали после встречи с губернатором декларацию из 16 иероглифов, которая гласила: «Ученый и простой люд Тайваня готов решительно противиться сдаче Японии. Они объявляют Тайвань независимой республикой, под главенством священной династии Цин».

После того как Цю отправил эту яркую телеграмму в Пекин, его спутники послали губернатору Нанкина более длинную телеграмму, подтвердившую планы создания островного государства и извещавшую, что, по требованию народа, Тан Цзин-сун временно оставлен на Тайване для управления делами. В послании добавлялось, что генерал Лю Юн-фу также оставлен для защиты южной части острова. На деле, Тан Цзин-сун был не прочь возглавить островное государство, но не хотел быть номинальным правителем. Вскоре, трудности Тана еще больше возросли из-за роста давления из Пекина.

Вторая телеграмма в Нанкин была использована Ли Хун-чжаном для осуждения сил сопротивления на Тайване, как акт открытого неповиновения Пекину. Ли предостерег двор против втягивания в незаконную аферу, дарующую Японии предлог для отказа от возврата Ляонина. Двор прислушался к доводам Ли Хун-чжана и отреагировал на ситуацию на Тайване с необычайной быстротой. Уже 18 мая приемный сын Ли Хун-чжана, Ли Цзин-фан, был послан на юг для передачи острова Японии. 20 мая двор приказал Тану и всем цинским чиновникам и военным, немедленно покинуть Тайвань и вернуться в материковый Китай.

Все еще полный решимости остаться в Тайбэе, во главе сопротивления, Тан Цзин-сун стал обдумывать более радикальный план: план создания островной республики, которую он наделся возглавить лично. Одним из главных внешнеполитических советников Тан Цзин-суна был полковник Чень Цзи-тун, который изучал военно-морское дело во Франции, служил военным атташе китайского посольства в Париже и был знаком с теорией и практикой республиканского правления. По приглашению губернатора, Чень прибыл в Тайбэй из Шанхая в середине мая и первым предложил использовать западные политические идеи. Под влиянием Чень Цзи-туна, Тан все яснее понимал, что создание республики может укрепить его личные позиции и увеличить шансы на помощь со стороны западных стран. 20 мая Чень выдвинул идею создания республики на заседании бюро обороны в Тайбэе, которое одобрило создание на Тайване парламентской республики, во главе с Тан Цзин-суном. 21 мая Тан лично решил возглавить новую республику.

Через два дня, 23 мая, в Тайбэе была обнародована Декларация независимости, которая звучала так: «Япония оскорбила Китай, аннексировав наши земли на Тайване. Народ Тайваня тщетно взывал к трону. Теперь японцы уже собираются появиться. Если мы, народ Тайваня, позволим им высадиться на нашу землю, то Тайвань превратится в землю дикарей и варваров. Если, с другой стороны, мы окажем сопротивление, то наше слабое состояние продлится недолго, так как иностранные державы заверили, что Тайвань должен объявить независимость, прежде чем они помогут нам. Поэтому мы, народ Тайваня, решили, что лучше умереть, чем покориться японцам. И это решение бесповоротно. Предводители тайваньского народа приняли на совете решение о превращении Тайваня в республиканское государство, и все управление, отныне, будет находиться в руках чиновников, избранных тайваньским народом». Президентом республики Тайвань назначен губернатор Тайваня, Тан Цзин-сун… Инаугурация Тан Цзин-суна, как президента республики Тайвань, прошла 25 мая 1895 г., всего за четыре дня до высадки японцев на остров. Присутствие множества людей говорило о широкой поддержке происходящего. Тан Цзин-суну была вручена золотая печать президента Республики Тайвань и государственный флаг, с рисунком желтого тигра на темно-синем фоне. Флаг подняли перед губернской управой, под звуки 11 залпов артиллерийского салюта. Так возникла первая республика в Восточной Азии.

С самого начала многим было ясно, что самозванная Демократическая республика Тайвань была лишь игрой воображения. Даже новый девиз правления «Юн Цин» (Вечное Цин) откровенно намекал, что новое «независимое» государство намерено быть вечным вассалом маньчжурской династии.

Тан Цзин-сун сделал все возможное, чтобы подчеркнуть подчиненность и верность династии Цин. Свой титул президента он использовал только в обращениях к европейцам. Несмотря на это, ни одно западное государство так и не признало республику и не оказало помощи защитникам острова. Никакой поддержки не пришло и из материкового Китая.

После инаугурации Тан потребовал от гражданских и военных чиновников Цин сделать до 27 мая выбор и, либо остаться, либо покинуть Тайвань. Тем, кто останется, обещалось двойное жалованье. Несмотря на это, большая часть чиновников покинула остров, что породило вакуум в управлении. Главный военачальник провинции Фуцзянь, Ян Ци-чень, и находившийся в Аньпине генерал Ван Го-пэнь покинули остров вместе со своими войсками. Тогда Тан Цзин-сун назначил базировавшегося на юге министра обороны Лю Юн-фу великим маршалом Тайваньской республики. Тан Цзин-сун создал новое правительство, имевшее всего три министерства: внутренних дел, иностранных дел и военное. Параллельно, каждый министр был заместителем двух прочих министерств. Одного из помощников Тан отправил в Пекин, в качестве представителя Республики Тайвань. Пост вице-президента не был создан вообще. А популярный Цю Фэн-цзя, отвечавший за оборону центрального Тайваня, сохранил за собой пост главнокомандующего народным ополчением. Главой новоиспеченного парламента был избран Линь Вэй-юан , выходец из знаменитого на острове клана Линь. Но Линь не принял этот пост и тайно сбежал в Фучжоу. Пару дней парламент проводил заседания без беглого спикера. Кроме спикера, в него вошли еще ряд богатых и знатных жителей Тайбэя, назначенных методом так называемого «представительства без выборов». Местная администрация республики Тайвань осталась той же, что и при правлении Цин. Она включала 3 префектуры, 11 районов, три подрайона, кроме уже оккупированных японцами островов Пэнху, а также 1 особую субпрефектуру в Тайдуне, на востоке острова. Гражданские и военные чиновники местных органов власти продолжали использовать прежние титулы и официальные печати.

По сути, республика стала простым фасадом, за которым Тан Цзин-сун и его сторонники доминировали в военных и гражданских делах на севере Тайваня. Эта республика рухнула уже через 12 дней, когда Тан тайно бежал из Тайбэя, прихватив с собой казенные деньги и золотую печать президента. Цю Фэн-цзя тоже покинул Тайвань. Но даже после захвата японцами 6 июня столицы на севере, республика все же не прекратила существования.

Хотя генерал Лю Юн-фу отказался занять вакантный пост президента, он продолжил войну как военный диктатор. Созданный им на юге новый парламент одобрил выпуск почтовых марок и денег. На денежных купюрах имелась надпись «Республика Тайвань», а на марках был изображен желтый тигр – герб этой республики. Была учреждена новая система почтового сообщения и таможенного контроля. Вместе с тем, правительство на юге не имело формального главы и центрального аппарата.

Хотя Лю все еще использовал вывеску республики, он не допустил ее возрождения в полном виде и не искал помощи европейцев. В публичных заявлениях Лю Юн-фу всегда подчеркивал, что его единственная задача – это оборона против японцев, по первоначальному указу императора. Жесткий военный и фискальный режим, который Лю установил на юге Тайваня, в итоге, подорвал его авторитет и популярность республики. 18 октября, накануне истечения срока последнего ультиматума японских военных, Лю Юн-фу тайно бежал в Амой на английском пароходе. А полностью обезглавленная республика прекратила свое фактическое существование 21 октября, когда город Тайнань, последний оплот организованного сопротивления, перешел в руки японцев. В целом, война за независимость Тайваня, была изначально обречена на поражение. Династия Цин открыто пожертвовала островом, чтобы сохранить другие земли в самом Китае. А трое высших лидеров республики Тайвань, из которых лишь один был местным жителем, не смогли наладить успешное сопротивление.

Несмотря на то, что уже современники называли создание республики Тайвань простой «дипломатической уловкой» для привлечения иностранной помощи в борьбе с японцами, республика так и не получила поддержки из-за рубежа. Еще одной причиной ее падения было явное военное превосходство Японской империи.

И все же, несмотря на краткосрочность, преждевременность и искусственность появления, республика Тайвань стала важной вехой истории. Создание республики в 1895 г. поддержала большая часть жителей острова, а в ее защите участвовало около 150 000 человек. Наконец, никто не может отрицать тот уникальный факт, что, при всей предельной условности своего официального наименования, республика Тайвань (Тайвань миньчжу го – букв. «государство народного правления Тайвань») все же явилась первым за всю историю республиканским государством в Азии.

Автор: Валентин Лю

Литература:

  1. Hong Chien-chao. A history of Taiwan. – Rimini, 2000.
  2. Christine Vertente, Hsu Hsue-Chi, Wu Mi-Cha. The authentic story of Taiwan. – Taipei-Belgium, 1991.
  3. China Post, Archives. – Taipei, 2002-2003.
  4. Taiwan Yearbook. – Taipei, 2003.
  5. Го Тин-и. Тайвань шиши гай шо (Очерки истории Тайваня). – Тайбэй, 1993.
  6. Иванов П. М. Очерк истории Тайваня. // В сб. Современный Тайвань, – М., 1994. C. 27-86.
Рейтинг: 5.0 (2 проголосовавших)
Sending


52034

Похожие публикации